Средь царства лжи в борьбе за правду

В немецком крае Нижняя Саксония есть маленький городок Боденвердер (Bodenwerder), в котором проживает пять с половиной тысяч человек. Городок был бы ничем не примечателен и вполне мог затеряться в ряду точно таких же населённых пунктов, щедро разбросанных по Германии, но один любопытный факт обеспечил постоянный приток туристов. Ведь именно здесь проживал всемирно известный барон Мюнхаузен, ставший нарицательным персонажем. Пословица «Врёт, как барон Мюнхаузен» и на российских просторах удивления не вызовет.


изображение


В городке знаменитому барону посвящено множество памятников. Он разглядывает туристов с вывесок всевозможных магазинов и даже аптек. Сильнее всего его концентрация заметна в центре Боденвердера. Именно там небольшой фонтан представляет нам самые известные приключения барона. Тут и бронзовая церковь, к кресту которой привязана лошадь. Тут и стая уток, дружно вытаскивающая неунывающего барона из болота. Но наибольшей любовью пользуется Мюнхаузен, оседлавший только что вылетевшее пушечное ядро. Спихнуть барона с ядра не получится, но рукам и ногам можно придать причудливое расположение, так как они на блестящих шарнирах и рядом нет грозной надписи «Трогать запрещено!».

изображение


Мюнхаузен или Мюнхгаузен? Сами немцы удивятся, узнав об исчезнувшей из фамилии барона букве . Знакомое с детства русское написание пришло к нам стараниями Корнея Чуковского. Бытует две версии. По одной, Чуковский просто переводил с английского, где уже писалось «Munchausen». По другой, автор знаменитой книги «От двух до пяти» при переводе посчитал сочетание "нхг" недопустимым для детской книги (а в Советском Союзе издавалась как раз адаптированная для детей версия). В любом случае, Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен (Karl Friedrich Hieronymus Freiherr von Munchhausen) в суд за утерянную букву уже не подаст. Его, снова восседающего на ядре, мы можем увидеть у дверей музея, посвящённого как его реальной жизни, так и сложившемуся литературному образу.

изображение


Интересно, что многочисленные приключения барона в России, занимающие немалую часть книги, имеют под собой реальную основу. Обладающий опытом службы пажом, молодой Карл Фридрих Иероним отправляется в Россию на ту же должность к будущему мужу принцессы Анны Леопольдовны герцогу Антону Ульриху, почти его ровеснику. Вместе с герцогом он и принимает участие в турецкой кампании. Череда дворцовых переворотов то выдвигает барона в первые ряды, то рушит обещавшую быть блистательной карьеру. Чин ротмистра приходится чуть ли не выбивать многочисленными прошениями. Пиком славы барона можно назвать командование почётным караулом в Риге, где проходила встреча будущей императрицы Екатерины Второй (в то время ещё принцессы Софии-Фредерики). Там же, в Риге, барон берёт в жёны Якобину фон Дуттен. А в 1752 году для раздела имущества с братьями возвращается в Германию. Поездка оборвала армейскую службу. Прошение о чине подполковника вызвало резолюцию «Где служил, туда и обращайся». В Россию барон больше не поехал. Но именно истории о невероятно далёкой (в те времена) заснеженной России и послужили основой рассказов, которыми барон потчевал друзей и соседей, когда приглашал их в гости.

изображение


В музее собрана большая коллекция книг о бароне, на обложках которых можно увидеть различные имена авторов. Как такое получилось? Дверь в литературный мир этим историям открыл граф Рокс Фридрих Линар, но троица его сюжетов была значительно переработана и расширена Рудольфом Эрихом Распе, а затем издана в Лондоне. Уже с лондонского варианта на родине барона книгу популяризирует Готфрид Август Бюргер, дописавший в сюжет и несколько своих историй о похождениях барона. Опасаясь судебных тяжб со стороны прототипа главного героя, ни Распе, ни Бюргер не отваживаются ставить свои имена в качестве авторов книги. Поэтому мы и наблюдаем столь странное несовпадение авторских фамилий на современных обложках. Переводы приключений Мюнхаузена охватили весь мир. В собрании музея есть, к примеру, изданная в Крыму в 1941 году книга на крымско-татарском языке.

изображение


Недалеко от музея расположена, пожалуй, самая изящная и романтичная статуя барона. Там он с удивлением оглядывается на воду, льющуюся из половины лошади, никак не могущей напиться. Надо заметить, что мир барона Мюнхаузена в Боденвердере постоянно расширяется и дополняется. Так, сравнительно недавно на берегу появилась скульптура находчивого турка, который уволакивает вторую половину лошади (хотя по оригинальному сюжету барон находит её мирно пасущейся на лугу и сращивает обе половины гибкой лозой). Впрочем, само словосочетание «оригинальный сюжет» вряд ли применимо к творчеству, охватывающему приключения Мюнхаузена. Из-за недостатка случаев, происходивших в Германии, Генрих Шнорр уже в конце восемнадцатого века пишет «Дополнение к приключениям Мюнхгаузена», и эту же стезю активно эксплуатирует Карл Лебрехт Иммерман. В настоящее время Магия Множественности преобразила изначального барона до неузнаваемости. В пьесе Григория Горина (многим знакома её экранизация) барон предстаёт умным, ироничным и не терпящим ни грамма лжи. В советском мультфильме он, напротив, эксцентричен и не в меру боек. Но есть одно качество, которое объединяет всех Мюнхаузенов во всём мире, в каком бы образе они ни представали. Это нежелание равнодушно оставаться в стороне и беспримерная тяга к подвигу, которому (как утверждает уже отечественный классик) в нашей жизни всегда есть место.