15:30 

И снова позже на месяц...




Масштаб и широкоформатность третьего и (особенно!) первого выставочного залов сохранилась. Теперь уже даже кажется, что времена, когда сотни художников ютились в крохотных павильонах, сидя чуть ли не на головах друг у друга, ушли в прошлое навсегда. Пустота в центре меня немного напрягает. Но зато все экспозиции по краям этого вакуума не просто смотрятся самостоятельными, а как бы превращаются в отдельные мини-музеи, посвящённые одной теме или одному художнику.



На самом деле всё выстроено так хитро, что просто не замечаешь обходной путь по выставочному периметру, где и "спрятались" малоформатные выставки, а в глаза сразу бросается что-то монументальное. Разумеется, главную тему года вниманием не обошли, поэтому первое, что видят посетители главного зала, - это величественное полотно о воинах, дошедших до Берлина. Масштаб - от пола до (почти) потолка. Кто бывал в центре выставочного павильона, тот легко представит эту огромную высоту.



"А мне всегда чего-то не хватает. Зимою - лета, осенью - весны". Наверное, поэтому в холодные, заснеженные дни взор выискивает яркие сочные краски лета. Убежавшего в прошлое. Или ожидаемого в будущем. К счастью, картин, посвящённым этому времени года на выставке было предостаточно. Поэтому, бродя по огромному помещению, наполненному людьми в шубах и дублёнках, словно заглядываешь в окна, за каждым из которых притаился летний мир.



Творчество рода Сёмочкиных на этот раз предстало в павильоне, оформленном, как завиток лабиринта. В начале мощные по качеству и содержанию картины главы рода. Но чем дальше идёшь, тем больше понимаешь, что род (на данный момент) заметно разросся, и не все в его составе пока достигли уровня главы рода. Тем не менее, разнообразие представленного образует некий родовой мир, что (как и всегда) усиливается тщательно подобранной музыкой и самим Сёмочкиным, который с располагающей улыбкой никогда не упускает случая поговорить с посетителями, шагнувшими в его галерею.



Социалистический реализм начинает отвоёвывать территории, ранее утраченные под напором фэнтазийной живописи. Если раньше его было сверх нормы, поэтому художественное отражение повседневности в памяти не оставалось, то теперь выцепляешь полотна этого жанра. Кидаешь на них как бы "второй взгляд". Заглядываешь "внутрь композиции", проникаясь посылом художника. В качестве примера приведу полотно Валентина Жданова. Вот простор и пространство. Ничего нет. Только пути, заполненные вагонами, и шпили башенных кранов. Но взрослое сознание сразу прокатывается по временной прямой и уже без помощи художника рисует на месте кранов дома высотного жилого комплекса. Города ещё нет. Даже на картине. Но где-то внутри рождается чёткое осознание: "Город будет!"



Художники из Казани - уже традиционные гости на нашей выставке. Здесь народные мотивы тесно связаны с древней, можно сказать, тёмной, непонятной магией. Тем не менее, картины, несущие тень чего-то волшебного и сверхъестественного, не книжно-мультяшные, а очень и очень реалистичные. Всё многообразие в маленьком отчёте представить, конечно же, невозможно. Поэтому, скрепя сердце, соединю в одном имидже три картины. Слева - Александр Шадрин. Справа - Альберт Тимиршин. По центру удивительно таинственная, наполненная сказочным сумраком (не передающемся на фото) картина "Полнолуние" художника Мусина.



Обещание, что посетители увидят картины признанных, всемирно известных живописцев, не нарушили. Правда, экспозиции были небольшими. Да и представленное на них на фоне остального смотрелось скорее эскизами, чем законченными полотнами. Конечно, творчество того же Льва Толстого не стоит изучать, ограничившись "Севастопольскими рассказами". Так и здесь, составить представление о масштабе художника с мировым именем по увиденному не получится, но посмотреть всё равно интересно. На снимке работы Ренато Гуттузо из цикла "Карты Таро".



Что-то масштабное, великое, но отечественное можно лицезреть на полотнах Виктора Фёдоровича Кузина. За большую творческую жизнь он успел запечатлеть многое. Но мне особенно глянулась его работа "Северная цитадель". Суровое, могучее, но наполненное светлым здание вполне могло бы подойти и защитникам Толкиеновского Гондора. Чувствуется вековая мощь, исходящая от этих стен. Здание будто возвышается не только над пространством, но и над временем.



В прошлый раз я восхищался широкоформатным полотном Максима Титова "Битва за Москву". И сейчас пройти мимо посвящённого его творчеству пространства (написать "уголка" не получается =))) я не смог. "Арт-Пермь" пятнадцатого года украсили его полотна на производственную тему. Заводские корпуса, расцвеченные ночными огнями, выглядят сказочным городом. Но меня больше всего тронула девушка у станка. Светские львицы газетных хроник меня давно достали. А вот выхватить девушку из народа и показать её так, чтобы она запомнилась - это уже мастерство. Полотно изобилует множеством деталей, и можно залюбоваться уже чертежом (хотя лично я не отводил взор от девушки).



Большую территорию заняли художники с Кавказа. Сюжеты самые разнообразные: от древности до современности. Однако поражает тщательность исполнения. По сравнению с этими работами абстракционизм кажется странным и, в общем-то, ненужным вывихом сознания. Не то, чтобы я против какого-то из изобразительных стилей, однако, как и с внешностью, что-то цепляет больше, что-то оставляет равнодушным. Эти полотна загоняют равнодушие куда-то весьма и весьма глубоко. Быть может, в этом их смысл. Чтобы ты стал не просто зрителем, а думал над увиденным, выстаивая рождённые картинами образы какими-то важными для себя выводами.



Если бы меня попросили показать картину, которую можно охарактеризовать "Простенько, но со вкусом", я бы тут же указал в сторону полотна Максима Нурулина "Весна". Вроде и нет ничего особенного. Но весна сразу чувствуется. И в солнце, освещающем перрон, и в по-весеннему взбудораженных собаках, и в беспечном изгибе девичьей фигурки.



Котов и кошек, как героев картин, традиционно было в количестве. И сказочных, и фантастических, и сюрреалистичных. Прямо задумался, какого же выбрать для размещения здесь? Пусть на память останется кот с картины "Первая рыба моя" (автор Валерий Бендер). Мы не видим выражение морды этого симпатичного зверя, но в фигуре явно запечатлено сосредоточенное целеустремлённое ожидание. Этот кот знает, что сегодняшний день не вписать в число напрасно прожитых.



Второй зал после великолепия первого и третьего уже видится даже не ярмаркой, а отделом промтоварного магазина. Вернее, универмага, потому что на его просторах можно отыскать всё, что угодно, начиная от монет и заканчивая мёдом с пряниками. Павильоны художников смотрятся инородными вкраплениями. Наверное, это понимают и сами художники или дизайнеры, оказавшиеся на этих местах. Если в левом крыле фотографировать полотна можно без претензий, то этот зал поражает нервозной обстановкой, и попытка сфотографировать какой-нибудь шедевр воспринимается не иначе как воровством авторского замысла. Поэтому последней работой будет картина из левого крыла авторства Стеллы Даминовой, на которой изображён один из моих любимых французских замков.



Можно гулять по выставке целый день, и надоесть она не сможет. Устаёшь не от ходьбы, а от обилия картин, которые, кажется, уже не вмещаются в переполненное сознание. "Арт-Пермь" продолжает оставаться одним из значимых событий выставочного года Перми, и я надеюсь, что и в следующем году снова окажусь в её пленительных пространствах.



URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Замки, башни и коты

главная