Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:24 

Замечательно, когда обнаруживаешь у автора, который чем-то запомнился, повесть, которую читать не доводилось. Будто идёшь по знакомому музею, экспозицию которого давно выучил наизусть, и вдруг обнаруживаешь комнату, куда раньше не заглядывал. Примерно такое же чувство я испытал, когда из десятирублёвого развала в "Букинисте" вытащил книгу Анатолия Мошковцева.

Нельзя сказать, что это мой любимый автор. Тем не менее, практически всё, что я прочитал из его творчества, осталось где-то на невидимых книжных полочках памяти, а не исчезло в океане забвения. Рассказ "Твоя Антарктида" я уже где-то приводил на страницах моего дневника. И вот новая находка "Синева до самого Солнца". Несколько вечеров, заполненных повествованием о разгаре лета на куротном побережье Чёрного Моря.

Синева до самого солнца

URL
Комментарии
2014-12-27 в 16:11 

Большинство из тех, кого приучили в 80-е активно выступать против несправедливости, безвестно полегли в 90-е. Потому что не могли оставаться в стороне.

Парадоксально, быть может, но чтобы бороться против несправедливости, надо в первую очередь хорошо (хотя бы теоретически, но с готовностью применить) владеть средствами ее восстановления: социальными и индивидуальными, отчасти совпадающими со средствами причинения. А этому не учили же.

2014-12-29 в 13:36 

А этому не учили же.

Тогда предполагался коллективизм. То есть ты заметил несправедливость и громко заявил об этом. И все, как один, встали рядом крепкой шеренгой. А если и тут силы не равны, то почти мгновенно возникает милицейский патруль. То есть за спиной борца незримо стояло государство, будто говоря: "Не будь равнодушным, за тобой вся страна".
А в 90-е государство самоустранилось. И привыкший быть неравнодушным внезапно оказался в холодном одиночестве, без всякой на то поддержки.

URL
2014-12-29 в 13:41 

Тогда предполагался коллективизм. То есть ты заметил несправедливость и громко заявил об этом. И все, как один, встали рядом крепкой шеренгой.
Это не коллективизм скорее, а эдакая форма опосредствованной народом государственной солидарности.

Коллективизм это когда заметил несправедливость, обсудил с другими заметившими, предложили программу, и поднялись те, кого она касается, а так же те, кого они смогли поднять (их родные и друзья). Так в Мексике, например, в нескольких городках народ захватил отделения полиции и ввел патрулирование улиц и блокпосты, чтобы поприжать заезжий криминал, таки поприжали. Государство тут не просто не нужно - оно порой будет активно мешать.

В Мексике, впрочем, государству хватило ума заметить, что преступность упала, и на местных патрульных прикрыли глаза. В этом году власти попытались свернуть движуху, но без агрессии и особых результатов.

2014-12-29 в 13:50 

Государство тут не просто не нужно - оно порой будет активно мешать.

В Союзе предполагалось, что каждый созвучен с государством, а кто не созвучен, тот - не наш человек.
Поэтому государство убрать не то, что не получилось бы, и мысли такой в голову бы не пришло.
А вот в 90-е, там, да. Государство исчезло. Коллективы на его волне тоже рассеялись очень быстро. Только сбившиеся в _спонтанные_ команды и бригады могли иметь своё мнение о справедливости и несправедливости. Другое дело, что, чаще всего, из этого получались не слишком хорошие коллективы.

URL
2014-12-29 в 13:59 

dwindow, ну дык это и есть самый большой промах советской системы - подмена общественных интересов государственными, вместо постепенного перемещения фокуса с последних на первые.

В Союзе предполагалось, что каждый созвучен с государством, а кто не созвучен, тот - не наш человек.
Поэтому государство убрать не то, что не получилось бы, и мысли такой в голову бы не пришло.

Что и грустно, т.к. по сути коммунисты должны последовательно выступать за отмирание государства, не только на словах, но и на деле. Что значило коллективное самоуправление на местах, и государство как центральный орган общего планирования и контроля, постепенно передающий свои функции вниз по мере развития технологий. А вышло как вышло - пороки системы растут из контрреволюционной политики сталинизма.

2014-12-29 в 16:30 

i(r)onfox, ну, начиналось как раз с "коллективное самоуправление на местах", то есть с рабоче-крестьянских советов. Но в трудные времена выяснилось, что многие ячейки принимают недальновидные решения. Образно говоря, получив породистую корову, совет вместо того, чтобы получать от неё прибыль удоями и приплодом, постановляет прирезать её, так как "интересы народа" требуют мясо сейчас, а не в будущем. Столкнувшись с пассивностью и вредительством, "верхи" поняли, что пока коммунистический человек не выкован и собственнические инстинкты не изжиты, управлять придётся сверху, максимально урезав полномочия "низов", но оставив им право совещательного голоса.
Чтобы далеко не ходить, яркий пример дня сегодняшнего - управляющие компании. Кто-то набирает в штат специалистов и борется со снижением стоимости коммунальных услуг, а кто-то набирает долгов и кредитов и банкротится, выведя денежки в недоступные места.

URL
2014-12-29 в 17:31 

dwindow, Столкнувшись с пассивностью и вредительством, "верхи" поняли, что пока коммунистический человек не выкован и собственнические инстинкты не изжиты, управлять придётся сверху, максимально урезав полномочия "низов", но оставив им право совещательного голоса.
Отчасти, конечно, это верно, и сыграло роль. Но как один из моментов.

Вопрос был еще и в том, что бюрократия рвалась управлять страной в собственных интересах. В конце 20-х (точнее, после разгрома левой оппозиции) исчез партмаксимум, а уровень жизни номенклатуры резко возрос (дачи и т.д. за счет государства, выработка параллельной элитной сети обеспечения верхушки, начиная от горкомов). Если в середине 20-х партийный директор завода мог получать меньше беспартийного (из-за партмаксимума разница порой составляла 2-3 раза), то в середине 30-х такое представить было уже невозможно. И встал вопрос о защите этих привилегий, что при административной децентрализации и низовом самоуправлении было довольно-таки непросто.

2014-12-30 в 19:33 

Вопрос был еще и в том, что бюрократия рвалась управлять страной в собственных интересах. В конце 20-х (точнее, после разгрома левой оппозиции) исчез партмаксимум, а уровень жизни номенклатуры резко возрос (дачи и т.д. за счет государства, выработка параллельной элитной сети обеспечения верхушки, начиная от горкомов).

Мне трудно ответить на это утверждение, ибо я плохо знаком с тем, каким был СССР _после_ индустриализации и коллективизации, т.е. как раз конец 20-х - начало 30х.
Но теперь, после Ваших слов, мне почему-то рисуется картинка, где чистку 37-го года начали в том числе и чтобы вычистить эту нахватавшую привилегий бюрократию.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Замки, башни и коты

главная